May 12th, 2016

witch

Мультики


    Если вдуматься, любовь детей к мультфильмам изумляет и восхищает. Она свидетельствует о невероятных, глубочайших, исходных свойствах человеческого духа-разума. Ведь мультфильм — один из самых сложных семиотических объектов. Да, человек существует в мире знаков, даже если не осознаёт этого. Однако восхождение в знаковый мир, в мир культуры, начиная с освоения языка и социализации, по идее, должно быть процессом долгим и сложным. Собственно, тождественным развитию, становлению и росту самого духа-разума. Но вот дитя, ещё толком не овладевшее речью, существо, в котором обыватели видят tabula rasa, жадно смотрит, понимая и наслаждаясь, мультфильм, эти знаки знаков, а то и знаки знаков знаков, с неизбежным выходом на мета-уровень постижения — взгляд на анимационный текст как таковой, в сопряжении и противостоянии текущей реальности и бесчисленных миров оживших изображений, от лаконичных, запредельно условных, до тщательно проработанных, запредельно чётких, насыщенных деталями, кажется, больше, чем реальность.
    Когда кинематографисты, создающие язык нового искусства, изобрели крупный план, зрители — взрослые образованные люди — поначалу с ужасом видели на экране отрезанную голову. Любое искусство для адекватного восприятия требует знания своего языка.
    Мультипликация по меньшей мере на порядок сложнее кинематографа. Она создаёт миры смыслов, очищенных, сублимированных многократными отражениями и переводами взаимно непереводимых знаков. Но дети понимают в ней всё. Они изначально, с рождения, умеют плавать в этой стихии. Выходит, она им родная — стихия чистых смыслов. Словно и впрямь мы не поднимаемся от материи к духу, а были сброшены в тварный мир и воплощены в отягощающей материи. Дети помнят своё истинное бытие. У взрослых память завалена бытом.
    К счастью, взрослыми, — точно знающими, что положено, а что неприлично, к чему надо стремиться и от чего отмахиваться, выстроившими в сознании стены и загоняющими туда ближних, скусившими себе крылья и отрастившими сорок юрких ножек, — становятся далеко не все.
    Может быть, об этом и говорил Иисус, призывая: будьте как дети. И, может быть, умение в блаженстве погрузиться в мир живых рисунков или кукол — индикатор чистого, свободного, помнящего духа.