Мария Ровная (marjalutra) wrote,
Мария Ровная
marjalutra

Categories:

О Чепухе на два голоса. Окончание

Максим Далин, Мария Ровная


    Тема игры: Кукла и Кукольник.
    Подробно о теме игры

    Ссылки на рассказы участников игры

    Анна Князева. Пожизненная гарантия
    Макс

    Просто присоединюсь к Марии. Она поняла глубже и лучше.
    Мария
    Я уже говорила о рассказе Князевой в сравнительном анализе «Пожизненной гарантии» и его ремейка, написанного Пушкарёвой («Ремейк: встроиться или перестроить?» http://marjalutra.livejournal.com/36328.html и http://marjalutra.livejournal.com/36597.html). Правда, там речь шла главным образом о первом варианте рассказа. Князева переделала текст, и переделала прекрасно, тонко и точно высветлив и оттенив, где нужно. Вот пример, как детали делают мир текста живым, как работают на сюжет, образ, идею. Несколько невнятный набросок, в котором тема лишь угадывалась, стал завершённым, чётким и ярким текстом.
    «Пожизненная гарантия» — отличная прививка от инфантильной «веры в чудо». Да, чудо, а тем более чудо сотворения — штука грозная, подчас смертельно опасная. Чудо непредсказуемо меняет жизнь того, кого втянуло в свой вихрь или хотя бы задело хвостом, а на творца чудес ещё и возлагает пожизненную ответственность, тяжёлую, как земной шар.


    Мария Ровная. Янкель
    Макс

    Привет, вязаный! Конечно, у вещей есть души, кто бы сомневался! Конечно, куклы — существа межи. Конечно, создание куклы — чудотворство. Чистая, ясная, добрая правда, правда-истина, ради которой и стоит писать. И Янкель — отличный парень.
    А сам рассказ — единственный в этой игре реалистический текст. Читая, можно пронаблюдать, как сказка прорастает сквозь обыденную жизнь, как одухотворяются любовно созданные вещи и как много по-настоящему чудесного в окружающем мире.
    Блаженство перечитывать вещи, созданные Марией! Как ключевую воду пить.
    Образец для молодых писателей.
    Особо скажем пару слов о словах — из-за чего, собственно, происходит впечатление и свежести, и прозрачности. «Нож напоминает прирученную ласку», - и правда. «Реальность — перенасыщенный раствор прекрасных и опасных чудес, а кукла — центр кристаллизации», - абсолютно верно. И — общая радость, утащенная в цитаты: «припадок вдохновения» и «ткань мордяного цвета».
    К вопросу об очень простых словах, которые остаются очень надолго, несмотря на простоту.


    Инесса Ципоркина. Катрина Калавера
    Макс

    Текст не соответствует теме. Не только потому, что выбрана «некукольная», культовая кукла: этот вопрос оговаривался, все дружно пришли к выводу, что культовых — нельзя. Ещё и потому, что отношения вышли не «кукла — кукольник» и даже не «кукла — владелец». Отношения вышли «младшее божество, дух, демон — смертный», а это, согласитесь, совсем другой поворот. Инесса пишет о сложных вещах внутри человеческой головы и души, страстях, выборе — и богах, которых порождает Бессознательное. Это сильно, достоверно, но ожидаемо увело текст далеко за пределы игры — и в плане игры тут, в общем, анализировать нечего.
    Но сам по себе рассказ хорош, ничего не скажешь. Мастерское владение словом и материалом.


    Макс Далин. Изгой
    Мария

    Далин танцует на меже миров, на тончайшей невидимой границе, то и дело взлетая — и снова и снова опускается точно на неё, прокладывая и стирая, сопрягая миры и души. Не потому, что тяжёл, а потому что бодхисатве жить для людей и играть для людей важнее, чем растаять в нирване, потому что гистриону нужнее «странствовать по разным землям, восхваляя всё правое и прекрасное, смеясь во всю глотку над глупостью», творить смысл и свободу, чем «спасать свою душу» — от чего? От смеха? От света?
    Каждая книга говорит о других книгах. Далин говорит о том же, о чём Смирнов и я: о даре видеть живое в неживом и душу во всём, об умении вызволить эти дивные души, вывести из-за туманной завесы сюда (руками, да-да, третьим полушарием мозга, а вовсе не «силой мысли» — физической, плебейской, нелёгкой и кропотливой работой), одухотворяя мир. А отнюдь не «вдохнуть душу», и уж тем более — не «вложить часть своей души», что за вздор, душа не делится на части, у всякого сущего — своя душа, собственная, целая, самодостаточная и свободная, пусть и никто, кроме тебя, её пока не видит. Но разве мы сказали одно и то же? Разве «Изгой» и «Куколки» не бесконечно больше, глубже и выше друг друга? Разве их миры не интерферируют, создавая многомерную голографическую картину, полную и совершенную в каждом фрагменте?
    И каждая строка вплетается в текст притоком темы, собирает ручьи от всех ключей и истоков, каждая фраза множит смыслы, и возникает ощущение, что в «Изгое» написано всё о человеке и его отношениях с собою, людьми и миром. Вообще всё. Нужно только прочесть много раз, медитируя над каждой строкой, — и поймёшь.
    Вот чего я бы никогда не смогла — написать войну. Мне кажется, это требует таких же мужества и отваги, как жить в войне реальной. У меня от одного только слова сводит судорогой разум и душу. Но Далин — воин. Истинный. Настоящий воин может биться и бумажным букетом, и аспирином, и словом, и для победы ему не обязательно убивать, он может победить, и не вступая в битву. Потому что истинный воин сражается не с врагом, а с войной.
    Финал ожидаем. Не предсказуем, а неизбежен. Как, например, если докопать до водоносного слоя, в колодце предсказуемо поднимется вода, а если разжечь костёр, станет предсказуемо теплее. Далин написал не только о том, как в кукле рождается живая душа, не только о том, кем нужно быть и что делать, чтобы пробудить в кукле душу, — он написал, что у Нолана кукла оживёт обязательно и неотвратимо. Я ждала, когда Олень, наконец, шагнёт сам, потому что автор абсолютно убедил меня в естественности, закономерности и неизбежности пробуждения Нолановых марионеток. Не рассказал, не описал, даже не показал, а поставил меня в мир Нолана, между создателем и созданием, в поле сил таланта — и я ощутила, как в напряжении любви и творчества нарастает энергия жизни.
    Не рассказал о запахе ландыша, не описал ландыш, не нарисовал героя, нюхающего ландыш — из слов создал мир, наполнил его воздухом, вырастил лес с ландышем и втолкнул туда читателя. Нам осталось склониться и вдохнуть.


    Светлана Плотникова. Предсказание
    Макс

    Ещё один рассказ, который требует вычёсывания лишней шерсти. Сократить бы вдвое.
    А так — всё хорошо: милая девочка убила противную тётку с помощью куклы. Любопытно, какой, с точки зрения автора, из этого следует вывод.
    Мария
    Сократить-то можно, хотя и не обязательно, вот только что именно? В этом тексте — чистом, гладком, с яркими деталями, хорошо мотивированными восприятием «из глаз» ребёнка, но не рассказе — бытовой зарисовке «а вот ещё был случай» сложены, соприкасаясь лишь в одной точке, две темы, семена двух сюжетов. На каждый можно, в принципе, написать полноценный рассказ. Один — о печальной маленькой принцессе, тоскующей среди докучной роскоши. Принцесса своими руками сшила игрушку, и свершилось чудо: кукла любовью ребёнка ожила, заговорила, стала для девочки всем — подругой, старшей сестрой, наперсницей, воспитательницей. Из этого можно вытянуть историю о волшебном помощнике: девочка, попав в страшную сказку королевского двора, растёт стойкой и гибкой, независимой и дипломатичной, а потом становится достойной королевой, ведущей страну дорогой мира и процветания — потому что всю жизнь прислушивается к советам мудрой тряпичной кошки. Другой — о самодурствующей королеве, убитой собственной злостью. Ведь королевский кондратий вызван не пророчеством о смерти из-за игрушки и даже не верой в пророчество, а яростью, что кто-то посмел ослушаться. Бабка умерла от гнева. Как высокородный Майон Хелойя в «Парадоксах Младшего Патриарха» Раткевич. А как конкретно внучка нарушила запрет, какую именно игрушку притащила во дворец, — самодельную кису из лоскутков или фарфоровую красотку в атласном роброне и куафюре из золотой канители, — не принципиально. А стало быть, тема «Кукольник и кукла» заявлена, но не решена.


     Cyan_sky. На луну
    Макс

    Отличный рассказ. Тот случай, когда текст не портит большой объём: всё — по существу, всё работает на идею. И с удовольствием отмечу прописанный без фальши образ ребёнка.
    Центральная мысль, как я её понимаю, восхитительно красива. Катькины куклы совершенно правы: то, что ты создал образ — куклы ли, литературного ли героя — отнюдь не означает, что он часть тебя, не самоценен. И дружба куклы — если образ куклы создан творцом, пусть и ребёнком, а не приобретен, как вещь, коллекционером фенек или рабовладельцем — пожалуй, стоит дружбы человека. Придуманные могут стать настоящими. У воображаемых порой — живые души. Мир литературы, мир кино и театра — тому порукой.
    Воображаемые иногда обретают собственные жизни, а порой — серьёзно меняют жизни настоящих, влияя на самую, что ни на есть, реальную реальность.
    Ребёнок часто учится дружбе, подружившись с куклой.
    И обратное верно: не научившись дружить с игрушками, ребёнок легко может не научиться принимать людей. Наблюдения подтверждали и то, и другое, много раз.
    Мария
    А ведь рассказ не так уж и объёмен. Неполных четыре страницы. Но точное и ёмкое слово автора вместило в них всю беспощадно страшную сказку Катькиной жизни, и всю сияющую сказку её души, её доброты и отваги, и весь её утаённый от взрослых волшебный мир, залитый потусторонним лунным светом.
    Удивительной красоты история о маленьком гении контакта, о просветлённом ребёнке, донырнувшем до глубин, недоступных большинству старых и умных: тайны одухотворения, непривязанной любви, свободы и смерти.
    «Чтобы не было» (с целью: сделать так — и не будет), но «Что бы ни было» (неважно, будет ли то, сё или это).


    Валентин Волченко. Postmortem
    Макс

    А вот это случай «хорошо, но мало».
    Мне представляется, что этот текст — фрагмент чего-то значительно большего, чем рассказ. Возможно, ненаписанного. Я ощущаю за ним продуманный живой мир — и мне досадно, что я узнал об этом мире так до обидного немного. А дальше? А можно, если уж не объяснить, то хоть намекнуть на то, где, на то, как — и ещё поподробнее про кукольника, его работа уж очень необычна?
    Тот случай, когда рассказ выглядит семечком романа — или повести, по крайней мере. Ведь фактура-то какая! Особенно удался жаргон мира, просто песня. Понравилось, к примеру: «Слепыши, подавляют все виды камер. Категорически запрещены и повсеместно используются».
    Приходится признать, что кошка автора — недурной редактор. Единственное, что бы я посоветовал кошке — требовать от хозяина чуть больше конкретности. Из-за отсутствия объяснений моментами тяжело «создавать картинку» — воображение вываливается из текста.
    Мария
    «Закрой глаза и разум угаси. Я обращаюсь только к подсознанью, к ночному «Я», что правит нашим телом. Слова мои запечатлятся крепко и врежутся вне воли, вне сознанья, чтобы себя в тебе осуществить. Творит не воля, а воображенье. Весь мир таков, каким он создан нами. Достаточно сказать себе, что это совсем легко, и ты без напряженья создашь миры и с места сдвинешь горы».
    Очень живое посмертие.
    Хотя я не уверена, что не спутала душу с разношенным ботинком.
    «Чтобы» в значении «с целью» пишется слитно.


    Мария Казаковцева. Кукла
    Макс

    Нет, дорогие друзья, такой футбол нам не нужен. Это же вообще не рассказ. Это ворох несвязанных, но миленьких фразочек, девчоночье самолюбование с размытыми мыслями. Рукоделие. Да ещё и рифмоплётство.
    К тому же оно не вычитано, осталось с грамматическими ошибками.
    Чем так писать, лучше уж вообще не писать.
    Мария
    Нет, всё гораздо серьёзнее. Это не первый блин. Не случайный промах.
    У Казаковцевой в её разделе 238 текстов. Я прочла около трёх десятков. Все такие же, и «Кукла» — один из лучших. В нём, по крайней мере, есть оригинальные и звучные рифмы. В большинстве прочитанных стихотворений рифмы... ну, назовём их ассонансами.
    И в других текстах не меньше ляпов. И не только грамматических. В «Кукле» всего лишь отмеривают глаза каплями (понимаю: поэтесса хотела сказать другое, но сказалось именно так). Зато нет таких перлов, как, например, листок ламинарий или «его обожал дружелюбный майори» — о Гогене на Таити (назвала ли Казаковцева майорями таитян или имела в виду маори, приплывших на Таити, дабы пообщаться с Гогеном — я не поняла).
    Так что — вычитано оно, вычитано. Или придётся принять, что автор выкладывает в Сеть исключительно черновики.
    Что же до сути, до смыслов, образов и стиля... Держись, Макс. Казаковцева писала, пишет и, скорее всего, ещё немало напишет в том же духе. Это её позиция. Самовыражение тонкой и сложной мятущейся души автора. Фолтын во весь рост, великий и могучий утёс, сверкающий бой, с ногой на небе. Вот, навскидку, из других текстов (орфография сохранена):
    Стать элементом чайных сорбций.
    Прищурилась веселым джином чаинка, в янтаре качаясь.
    Вспененные звенья.
    Закаты вареньем варили из ягод.
    Печаль созревшей ягодой / Сожму я в кисти яко бы.
    Шаманы, туманы томились в тиши, / Метели смели и поймали лисицу, / Решили в лисицыно тело вселиться / И повеселится в меху от души.
    Качался в гамаке лучей / День летний, млеющий в зените, / Личинок гладких казначей / И золотых жуков ценитель.


    До боли напоминает знаменитые строки:
    Пока слепо плыл сон по разбитым надеждам,
    Космос с болью сочился над разбитой любовью,
    Был из скрытных людей свет твой медленно изгнан,
    И небо не спало.


    Или:
    Высокая бухта колыбельных песен
    Сдержанно раздавила жука.
    Ваша наука так крохотна и холмиста.
    Да, я не рецепт нефритового программиста...


    Автор их, как известно, машина. А метод создания изложен де Кампом в истории о короле Фузонио и поэтическом конкурсе:
    Фузонио прочёл стихотворение, признанное лучшим, и сказал:
    — Что это? Верно, шутка?
    — Нет, нет, Ваше Величество, — ответил председатель жюри. — Это серьёзные стихи, настоящее откровение.
    — Если вас интересует моё мнение, автор просто открывал наугад словарь и тыкал пальцем с закрытыми глазами. Так родился этот шедевр.
    — Что же, по сути, почти так оно и было, сир. Нам это показалось замечательным стихотворным новаторством. Это стихи будущего.
    ...Поэтический конкурс был объявлен несостоявшимся. Это вызвало большое недовольство среди людей искусства и выдающихся мыслителей, они называли Фузонио узколобым тираном и деревенским олухом. Но Фузонио внимания на них не обращал; правление его было долгим и успешным.

Tags: 2016, Далин, Крррытика, Чепуха
Subscribe

Posts from This Journal “Чепуха” Tag

  • Дикарь

    Игра в Чепуху теперь идёт на сайте Автор сегодня Короткий (до 10 000 знаков) рассказ о любви, ключевые слова: карлик, наивный, летать.…

  • О Чепухе на два голоса. Начало

    Максим Далин, Мария Ровная Тема игры: Кукла и Кукольник. Подробно о теме игры Ссылки на рассказы участников игры Евгений…

  • Ремейк: встроиться или перестроить? (Окончание)

    Князева И ведь подписала. Мне бы порадоваться, да только как-то вдруг не до того стало. Опыт, чтоб его, подсказывал – в этот раз будет…

  • Ремейк: встроиться или перестроить? (Начало)

    К игре в Чепуху. В соавторстве с М. Далиным Мир есть текст. Ж. Деррида Писатели знали всегда и всегда твердили нам: во всех книгах…

  • Янкель

    Новогодняя быль для игры в Чепуху. Тема: кукольник и кукла. Нет, это не ремейк. Та самая юбка. Да, пятнадцать лет. У меня всё долго…

  • Миры за стеной локации. О Чепухе литРПГ

    Игра – всеобъемлющий способ человеческой деятельности, универсальная категория человеческого существования. Игра – это не манера жить,…

  • Крысиное кольцо

    Рассказ был написан в игре в Чепуху. Тема игры: Миг чуда. Идея: озарение, прозрение, катарсис, откровение – через прикосновение к…

  • Чепуховый обзор. Взлёт

    Тема, правила и условия новой игры в Чепуху здесь Перечень рассказов и отзывов со ссылками здесь Максим Далин Гетто В Живом Журнале…

  • Чепуховый обзор, третья часть

    Тема, правила и условия новой игры в Чепуху здесь Перечень рассказов и отзывов со ссылками здесь Игра есть способ существования…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments