Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

witch

Приди-словие

– Ну, вот прожил человек праведную жизнь и попал в рай. Пахал, строил, учил, ле­чил, детей рас­тил, крутился, как белка в колесе, ни минуты сво­бод­ной... А теперь ничего это­го не надо. Нет боль­ше ни земных трудов, ни земных радостей. Но ведь он-то ничего дру­гого не знает, не умеет. Ну, отдохнул, попел осанну, на арфе побряцал... А потом? Владыко, да что ж они, праведники, в том раю делают всю оставшуюся вечность?

– Беседуют, сыне.

Из беседы с православным священником.

– Как? Вы ничего не знаете о Законе? – изумил­ся лоцман. – А разве у вас внизу не соблю­дают За­кона?

– Боюсь, что я не смогу ответить на ваш послед­ний вопрос, пока не узнаю сути Закона.

– Наш Закон – это Закон вежливости. По Зако­ну, любое существо, загово­рив­­шее с вами, не должно быть съедено или обижено. Те, кто нару­ша­ют Закон, прези­ра­ются всеми.

В. Фёдоров. Путешествие вверх.

А что делать? Против антропного принципа не попрёшь. Вселенная 13 миллиардов лет пыжилась, тужилась, сладок кус не доедала, а своего добилась – слепила себя так, чтобы в ней поя­вился генератор информации. То есть мы, родимые. А единственный метод создания но­вой информации – диалог.

Вот он, один из двух вариантов, как провести жизнь толково и со смыслом. Поговорить. Бла­го, заниматься этим и впрямь можно до бесконечности. И собеседников вокруг полно. Не только 6 миллиардов современников. Не только книги тысяч мудрецов, отдавших предпочтение второму варианту – созданию текстов (Мир существует, чтобы стать книгой). Очень любопытно беседовать со всем живым. Равно как и с неживым. А уж с собой-то, непостижимым, до чего интересно и поучительно! Правда, узнаёшь такое, что стыдно сказать и страшно подумать, но что поделаешь, за всё надо платить. Наконец, любители острых ощущений могут беседовать с Богом. Нет, не молиться, не клянчить счастье, здоровье, успех в бизнесе и спасение души в одном флаконе. Просто поговорить. Если не грузить Его просьбами – может, Он ответит? И даже скажет что-нибудь дельное? Если уж моя собака за каких-то пятнадцать лет освоила русский язык и активно участвовала во всех семейных беседах... Дикция у неё, разве что, хромала, но это не её вина, анатомия такая.

Тут главное – уважение. Начальное условие: Другой и я равны, как бы мы ни различались, кем бы он ни был – человеком, марсианином, зверем, травой, коробочкой с бальзамом для умывания или миром. Если с ним разговаривать как с духом-разумом, рано или поздно мне ответит дух-разум. А вы как думаете?

Круг свободы

Предлагаю очертить круг внешней свободы (у каждого из нас есть личный, внутренний круг безусловного долга любви, дружбы, доверия – я не буду его касаться).

Мир не обязан соответствовать моим представлениям, надеждам и ожиданиям.

Мир не обязан меня любить.

Мир не становится лучше или хуже от того, как ко мне относятся его обитатели.

Я вольна не надеяться на мир и ничего от него не ждать.

Я вольна любить мир независимо от того, как ко мне относятся его обитатели.

Я вольна созерцать эмоции и мысли Другого – изучать их – вести их – игнорировать их – принимать и разделять их – подчиняться им – выходить из подчинения, когда и как сочту нужным.

Я вольна не общаться с теми, кто мне не интересен, не объяснять им свои мотивы и не отчитываться в своих действиях.

Всё, что вольна делать я, волен делать Другой.
witch

Золотое детство, добрые сказочники, прекрасные мечты и вера в чудеса

    А теперь послушаем канонаду с другой стороны.
    Я с девятнадцати лет, с тех пор, как считалась среди сотрудниц одновременно и вечной старой девой, и валютной проституткой, осознала себя человеком межи и оценила достоинства бытия на мосту: когда в тебя стреляют с противоположных и дополнительных сторон, удобнее держать равновесие.
    Разговор четырёхлетней давности, найденный на старой флешке, типичен и для меня, и для представителей другой стороны. Я выбрала его, потому что он шёл не в личном общении и не в частной переписке, а на юру – в комментариях к моему обзору Самиздатовского поэтического конкурса "Дети капитана Флинта". Точнее, к отзыву на одно из стихотворений. Вот на это.
    
Collapse )
witch

Об уроках литературы, классике и прочих ненавистных народу вещах

М. Далин и немножко я

...Чистоту, простоту мы у древних берём,
Саги, сказки из прошлого тащим,
Потому что добро остаётся добром
В прошлом, будущем и настоящем...

В. Высоцкий


    А молодёжь то и дело наивно спрашивает: а на фига читать, вообще-то?
    Книжки, говорит, штука скучная, особенно если без картинок и не про сиськи. Читать – медленно. Половина слов чёрт знает что и значит – это что ж, в словарь лазай поминутно? Никакого кайфа. То ли дело – фильм, комикс, компьютерная игра: там сразу по нервам – шарррах! Эмоции!
    Ведь главное – эмоции, нет?
    Ох. Как один ненавидимый школярами милый человек написал, вот злонравия достойные плоды.
    Тема необъятно глобальна. Но в самых общих чертах, просто чтобы было ясно, о чём у нас дальше пойдёт разговор.
    Эмоции – штука неплохая, но человек – мыслящее существо, а мыслит он словами. Мысль, не сформулированная вербально – расплывчата, невнятна, тень или блик мысли, а не мысль. Визуальное мышление годится в некоторых сферах деятельности, но вербальное необходимо во всех: отточенность, чёткость, определённость мысли придаёт словесная форма.
    Формулировка. Что нельзя сформулировать – о том нельзя и подумать.
    И технические тексты важны, и научные, но художественный текст – статья совсем особая. Он порождает и множит смыслы, раскрывая человеческий разум. Он выводит личность за пределы её обыденного бытия, раздвигает её восприятие, формирует понятия и позволяет наблюдать сложнейшие взаимосвязи между ними. Литературный текст – одновременно телескоп, микроскоп и зеркало, он позволяет взглянуть со стороны на себя и личности, и обществу, он позволяет заглянуть в скрытые глубины чужой души и примерить иное мышление, он позволяет рассмотреть те незаметные глазу нити мотивов, которые управляют судьбами и людей, и целых государств.
    Расхожее выражение «Книга – товарищ и собеседник» – не пустые слова: литературное произведение впрямь вступает с читателем в такой непосредственный контакт, в такой глубоко личный диалог, на какой не способно никакое другое произведение искусства. Бесценный диалог – без него не возможно ни самопознание, ни полноценное мышление. Дорога к осознанию себя, мира и своего места в нём. Видение сути. Способность к диалогу, пониманию и сопереживанию.
    А из этого при чтении конкретно русской классики естественно вытекает и осознание своего места в жизни и в истории, и ощущение культурной общности. А этичность классической (и любой истинной) литературы, формирование этических ориентиров у читателя – прямое следствие сосредоточенности художественного текста на персонаже. Герой – фокус художественного текста, он всегда – субъект, единственный (даже если «типичный»), самоценный, и один из необходимых и неизменных смыслов любого художественного текста – самоценность любого Другого, его неотчуждаемое право существовать и быть другим. Основа любой жизнеспособной этики.
    Другими словами, литература делает человека человеком. Прочее – прилагается.
Collapse )
witch

Как два творца с верхним биологическим образованием идеального человека сконструировали


    В ходе обсуждения «Семейных сцен» в 2012 г.

    А.
    Так. Будем по мере сил исправлять недостаточный охват Сиринга критическим разбором.
Collapse )
witch

Крысиное кольцо

    Рассказ был написан в игре в Чепуху.
    Тема игры: Миг чуда.
    Идея: озарение, прозрение, катарсис, откровение – через прикосновение к невероятному. В идеале ситуация должна изменить героя.
    Заданы слова "крыса", "полосатый", "выпростать".
Collapse )
witch

Люди из Зазеркалья

Escher
Кто лев, тот и прав.
Народная мудрость


    Бесы или ангелы?
    Семьсот миллионов людей – десятая часть населения Земли – живут в перевёрнутом мире. Всю жизнь они маются с неудобными, сделанными «не под ту руку» часами, ножницами, консервными ножами, дрелями, турникетами в метро, пультами управления. Всю жизнь выслушивают: «Не держи нож в левой руке», «А чего это Вы мне левую руку подаёте?», «Носите оружие, где положено, Устава не знаете?!» Чтобы научиться писать, шить, вязать, сверлить, строгать, играть на гитаре, они вынуждены мысленно переворачивать рисунки в учебнике или движения педагога, а то и смотреть на них через зеркало.
Collapse )
ЯR

"That which we call a rose by any other name would smell as sweet"

Практически все великие р-р-революционные преобразования на деле оказываются переименованиями. Как в Икарии после революции: "Вся страна совершенно преобразилась: провинции, города, улицы и реки заменили свои старые имена совершенно другими". Архаичное, мифологически-магическое мышление, отождествляющее объект и его имя, уверенное, что, меняя имена, можно изменить реалии.

Была у психолингвистов гипотеза, что человек, с детства живущий в двуязычной семье и по необходимости изначально владеющий двумя языками, естественным образом обретает представление о конвенциональности языка. И в самом деле: если ребёнок с пелёнок знает, что он – и ребёнок, и дитина, или, скажем, мама – и мама, и дэда, или отец – и батько, и ата, или хлеб – и хлеб, и le pain, то ему очевидна знаковая, условная сущность слова? Дитя двух языков не может воспринимать слово как неотъемлемую часть самого денотата, связанную с ним нервами, плотью и кровью, верно?.. А фиг вам. Нателла Имедадзе проверила гипотезу на восемнадцати 5-6-летних детях из двуязычных русско-грузинских семей. У детишек спрашивали: "Что такое имя?", "Где у солнца имя?", "Знает солнце свое имя?", "Откуда мы знаем имя солнца?", "Почему мы солнце называем солнцем?", "Можно луну назвать солнцем, а солнце – луной?" Контролем служили данные аналогичных опросов, проведённых Жаном Пиаже среди моноязычных детей.

Оказалось, между билингвами и монолингвами никакой разницы. Все одинаково уверены, что имена существуют извечно и не могут быть иными, поскольку обладают свойствами их носителей, что если солнце назвать луной, оно перестанет греть и светить, и мирозданию придёт кирдык. Одно-единственное дитя сказало: "Люди сами придумывают имена". Правда, один респондент из восемнадцати – больше 5% мыслящих людей в выборке. Это очень много.