Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

witch

Приди-словие

– Ну, вот прожил человек праведную жизнь и попал в рай. Пахал, строил, учил, ле­чил, детей рас­тил, крутился, как белка в колесе, ни минуты сво­бод­ной... А теперь ничего это­го не надо. Нет боль­ше ни земных трудов, ни земных радостей. Но ведь он-то ничего дру­гого не знает, не умеет. Ну, отдохнул, попел осанну, на арфе побряцал... А потом? Владыко, да что ж они, праведники, в том раю делают всю оставшуюся вечность?

– Беседуют, сыне.

Из беседы с православным священником.

– Как? Вы ничего не знаете о Законе? – изумил­ся лоцман. – А разве у вас внизу не соблю­дают За­кона?

– Боюсь, что я не смогу ответить на ваш послед­ний вопрос, пока не узнаю сути Закона.

– Наш Закон – это Закон вежливости. По Зако­ну, любое существо, загово­рив­­шее с вами, не должно быть съедено или обижено. Те, кто нару­ша­ют Закон, прези­ра­ются всеми.

В. Фёдоров. Путешествие вверх.

А что делать? Против антропного принципа не попрёшь. Вселенная 13 миллиардов лет пыжилась, тужилась, сладок кус не доедала, а своего добилась – слепила себя так, чтобы в ней поя­вился генератор информации. То есть мы, родимые. А единственный метод создания но­вой информации – диалог.

Вот он, один из двух вариантов, как провести жизнь толково и со смыслом. Поговорить. Бла­го, заниматься этим и впрямь можно до бесконечности. И собеседников вокруг полно. Не только 6 миллиардов современников. Не только книги тысяч мудрецов, отдавших предпочтение второму варианту – созданию текстов (Мир существует, чтобы стать книгой). Очень любопытно беседовать со всем живым. Равно как и с неживым. А уж с собой-то, непостижимым, до чего интересно и поучительно! Правда, узнаёшь такое, что стыдно сказать и страшно подумать, но что поделаешь, за всё надо платить. Наконец, любители острых ощущений могут беседовать с Богом. Нет, не молиться, не клянчить счастье, здоровье, успех в бизнесе и спасение души в одном флаконе. Просто поговорить. Если не грузить Его просьбами – может, Он ответит? И даже скажет что-нибудь дельное? Если уж моя собака за каких-то пятнадцать лет освоила русский язык и активно участвовала во всех семейных беседах... Дикция у неё, разве что, хромала, но это не её вина, анатомия такая.

Тут главное – уважение. Начальное условие: Другой и я равны, как бы мы ни различались, кем бы он ни был – человеком, марсианином, зверем, травой, коробочкой с бальзамом для умывания или миром. Если с ним разговаривать как с духом-разумом, рано или поздно мне ответит дух-разум. А вы как думаете?

Круг свободы

Предлагаю очертить круг внешней свободы (у каждого из нас есть личный, внутренний круг безусловного долга любви, дружбы, доверия – я не буду его касаться).

Мир не обязан соответствовать моим представлениям, надеждам и ожиданиям.

Мир не обязан меня любить.

Мир не становится лучше или хуже от того, как ко мне относятся его обитатели.

Я вольна не надеяться на мир и ничего от него не ждать.

Я вольна любить мир независимо от того, как ко мне относятся его обитатели.

Я вольна созерцать эмоции и мысли Другого – изучать их – вести их – игнорировать их – принимать и разделять их – подчиняться им – выходить из подчинения, когда и как сочту нужным.

Я вольна не общаться с теми, кто мне не интересен, не объяснять им свои мотивы и не отчитываться в своих действиях.

Всё, что вольна делать я, волен делать Другой.
witch

Мультики


    Если вдуматься, любовь детей к мультфильмам изумляет и восхищает. Она свидетельствует о невероятных, глубочайших, исходных свойствах человеческого духа-разума. Ведь мультфильм — один из самых сложных семиотических объектов. Да, человек существует в мире знаков, даже если не осознаёт этого. Однако восхождение в знаковый мир, в мир культуры, начиная с освоения языка и социализации, по идее, должно быть процессом долгим и сложным. Собственно, тождественным развитию, становлению и росту самого духа-разума. Но вот дитя, ещё толком не овладевшее речью, существо, в котором обыватели видят tabula rasa, жадно смотрит, понимая и наслаждаясь, мультфильм, эти знаки знаков, а то и знаки знаков знаков, с неизбежным выходом на мета-уровень постижения — взгляд на анимационный текст как таковой, в сопряжении и противостоянии текущей реальности и бесчисленных миров оживших изображений, от лаконичных, запредельно условных, до тщательно проработанных, запредельно чётких, насыщенных деталями, кажется, больше, чем реальность.
    Когда кинематографисты, создающие язык нового искусства, изобрели крупный план, зрители — взрослые образованные люди — поначалу с ужасом видели на экране отрезанную голову. Любое искусство для адекватного восприятия требует знания своего языка.
    Мультипликация по меньшей мере на порядок сложнее кинематографа. Она создаёт миры смыслов, очищенных, сублимированных многократными отражениями и переводами взаимно непереводимых знаков. Но дети понимают в ней всё. Они изначально, с рождения, умеют плавать в этой стихии. Выходит, она им родная — стихия чистых смыслов. Словно и впрямь мы не поднимаемся от материи к духу, а были сброшены в тварный мир и воплощены в отягощающей материи. Дети помнят своё истинное бытие. У взрослых память завалена бытом.
    К счастью, взрослыми, — точно знающими, что положено, а что неприлично, к чему надо стремиться и от чего отмахиваться, выстроившими в сознании стены и загоняющими туда ближних, скусившими себе крылья и отрастившими сорок юрких ножек, — становятся далеко не все.
    Может быть, об этом и говорил Иисус, призывая: будьте как дети. И, может быть, умение в блаженстве погрузиться в мир живых рисунков или кукол — индикатор чистого, свободного, помнящего духа.