Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

witch

Приди-словие

– Ну, вот прожил человек праведную жизнь и попал в рай. Пахал, строил, учил, ле­чил, детей рас­тил, крутился, как белка в колесе, ни минуты сво­бод­ной... А теперь ничего это­го не надо. Нет боль­ше ни земных трудов, ни земных радостей. Но ведь он-то ничего дру­гого не знает, не умеет. Ну, отдохнул, попел осанну, на арфе побряцал... А потом? Владыко, да что ж они, праведники, в том раю делают всю оставшуюся вечность?

– Беседуют, сыне.

Из беседы с православным священником.

– Как? Вы ничего не знаете о Законе? – изумил­ся лоцман. – А разве у вас внизу не соблю­дают За­кона?

– Боюсь, что я не смогу ответить на ваш послед­ний вопрос, пока не узнаю сути Закона.

– Наш Закон – это Закон вежливости. По Зако­ну, любое существо, загово­рив­­шее с вами, не должно быть съедено или обижено. Те, кто нару­ша­ют Закон, прези­ра­ются всеми.

В. Фёдоров. Путешествие вверх.

А что делать? Против антропного принципа не попрёшь. Вселенная 13 миллиардов лет пыжилась, тужилась, сладок кус не доедала, а своего добилась – слепила себя так, чтобы в ней поя­вился генератор информации. То есть мы, родимые. А единственный метод создания но­вой информации – диалог.

Вот он, один из двух вариантов, как провести жизнь толково и со смыслом. Поговорить. Бла­го, заниматься этим и впрямь можно до бесконечности. И собеседников вокруг полно. Не только 6 миллиардов современников. Не только книги тысяч мудрецов, отдавших предпочтение второму варианту – созданию текстов (Мир существует, чтобы стать книгой). Очень любопытно беседовать со всем живым. Равно как и с неживым. А уж с собой-то, непостижимым, до чего интересно и поучительно! Правда, узнаёшь такое, что стыдно сказать и страшно подумать, но что поделаешь, за всё надо платить. Наконец, любители острых ощущений могут беседовать с Богом. Нет, не молиться, не клянчить счастье, здоровье, успех в бизнесе и спасение души в одном флаконе. Просто поговорить. Если не грузить Его просьбами – может, Он ответит? И даже скажет что-нибудь дельное? Если уж моя собака за каких-то пятнадцать лет освоила русский язык и активно участвовала во всех семейных беседах... Дикция у неё, разве что, хромала, но это не её вина, анатомия такая.

Тут главное – уважение. Начальное условие: Другой и я равны, как бы мы ни различались, кем бы он ни был – человеком, марсианином, зверем, травой, коробочкой с бальзамом для умывания или миром. Если с ним разговаривать как с духом-разумом, рано или поздно мне ответит дух-разум. А вы как думаете?

Круг свободы

Предлагаю очертить круг внешней свободы (у каждого из нас есть личный, внутренний круг безусловного долга любви, дружбы, доверия – я не буду его касаться).

Мир не обязан соответствовать моим представлениям, надеждам и ожиданиям.

Мир не обязан меня любить.

Мир не становится лучше или хуже от того, как ко мне относятся его обитатели.

Я вольна не надеяться на мир и ничего от него не ждать.

Я вольна любить мир независимо от того, как ко мне относятся его обитатели.

Я вольна созерцать эмоции и мысли Другого – изучать их – вести их – игнорировать их – принимать и разделять их – подчиняться им – выходить из подчинения, когда и как сочту нужным.

Я вольна не общаться с теми, кто мне не интересен, не объяснять им свои мотивы и не отчитываться в своих действиях.

Всё, что вольна делать я, волен делать Другой.
witch

Совпадение

    Сижу сегодня... то есть, уже вчера на кухне, штудирую очередной кусок крутого киберпанкового романа, вычитывать такой текст — одно удовольствие. Пять часов вечера, тихий уютный сумрак, светит маленькое бра над столом, тикают часы и несколькими этажами выше штриховым пунктиром, с краткими передышками, рычит перфоратор. Как бормашина в глубине головы. Приглушённо, назойливо и гипнозно, выталкивая сознание шататься на меже. Читаю, как женщина вечером входит в свою пустую квартиру, оборудованную системой «Неприступный дом», закрывает дверь, привычно бросает ключ-карту на полочку, и кто-то крепко берёт хозяйку сзади за локти, прижимая её руки к телу. И параллельно вижу сон. У меня так бывает, если не спать толком несколько суток: сны накапливаются, громоздятся, вываливаются в явь, стоит моргнуть — сеанс пошёл. Во сне я вхожу в незнакомую квартиру, из мрака прихожей — в полутьму комнаты. В ней нет дверей. Нет ничего, кроме четырёх ночных окон, рваных обоев, каких-то обломков по углам и далёкого жужжания перфоратора. Именно этот рык, вибрирующий в нервах, притащил меня сюда, его злой дрожью исчезла дверь, он держит меня в этом бессмысленном пыльном пространстве. В тексте героиня выясняет, что незваный гость, опасный и привлекательный, явился не убивать её, наоборот... хм... В тёмной комнате сна появляется, как всегда — где-то сзади и вверху, мой давний учитель. Мне кажется, это старуха. И не Homo. Она приходит в мои сны без малого сорок лет, но до сих пор не знаю её имени. И никогда её не видела. И сейчас не вижу, хотя не только брожу по комнате, но и смотрю на всё это извне (и читаю пылкую любовную сцену, и мимоходом думаю, что надо бы встряхнуться — встать и вымыть миску из-под фарша). Открой окно, неслышно говорит учитель. Но только найди настоящее. Оно здесь одно. Остальные — обманки. И у тебя одна попытка. Если угадаешь настоящее и откроешь, шум утихнет, и ты освободишься. Забавно, слово «настоящее» — это из текста, там гость, оказывается, ещё до прихода хозяйки загрузил в её буфет деликатесы — и теперь любовники пьют настоящий, не суррогатный кофе. Пока я в яви тяну ассоциативные нити между текстом и сном, пока, хихикая, жду, как моё подсознание объяснит мне конфуз мудрой старухи с перфоратором, — он-то реальный, фиг ты его из сна выключишь, — я во сне настраиваюсь чуйкой, под очередное взрёвывание перфоратора выбираю окно, нажимаю какую-то фиговину под подоконником и распахиваю обе створки золотому полдню. В тот же миг, словно от солнечного удара, шум утихает.
    Совсем.
witch

Шкрабы с волшебными указками

    Кино не победит книги. Все эти ребята типа Кингсли Эмиса постоянно твердят: книга мертва, общество сползает в трясину, культура уничтожена, кругом идиоты, имбецилы, телевидение, поп-музыка, разложение, дегенерация и всё такое. И тут вдруг появляется чёртов Гарри Поттер – грёбаная хрень на 734 страницы, которая расходится пятимиллионным тиражом за двенадцать часов.

Стивен Кинг


    Пока рос племянник, я читала почти всё, что читал он: надо же человеку с кем-то поговорить о книгах. Пришлось и Гарри Поттера. Всю сагу я не потянула – осилила первую часть, ещё пару пробежала по диагонали. Мне хватило. Если такое становится мировым бестселлером – значит, прав Переслегин: человечий социум на грани размонтирования.
Collapse )
witch

Мама и виртуальная реальность

    Моя мать и я больше доверяем собственным рукам, чем умной технике. Предел высоких технологий для мамы – швейная машинка «Зингер» одна тыща восемьсот девяносто восьмого года выпуска, для меня – иголка и крючок, две спицы – уже слишком сложно. Нет, конечно, меня можно было натаскать, как обезьянку, тыкать кнопки и крутить верньер ферментёра, чтобы вон та звёздочка не выходила из вон того кружочка – я крутила и ощущала себя повелителем стихий. И я научилась худо-бедно договариваться с компьютером – после того, как мне поклялись, что он не взорвётся, если я, не приведи господи, нажму не на ту клавишу, и показали волшебную команду «Управляю я». А мама освоила один электронный прибор – читалку. Частично. Умеет включить, открыть нужную книгу, закрыть и выключить. К компьютеру она соглашается подойти, только чтобы посмотреть фильм, полюбоваться фотографиями, сделанными сыном, и поработать «свежей головой» – вычитать, чего понаписывала дочь.
    Collapse )
Болото

Дым отечества

    Тридцать пять градусов в тени. Самая высокая температура второго сентября за весь период наблюдений. И дым. Под Киевом горят торфяники и сосновые леса. И горячий южный ветер – от Житомира, там тоже горят торфяники. Кислород, ау! Дай ответ! Не даёт ответа.
    И, оказывается, второе сентября. Надо же, я не заметила первого. Впервые великий день прошёл мимо внимания.
    Collapse )
witch

Оперантное обучение

Самоочевидное, казалось бы, первое правило построения отношений: если хочешь общаться с человеком, веди себя так, чтобы он захотел общаться с тобой. Большинство, однако, придерживается противоположного правила "вот велю отлупить тебя палками – залюбишь меня, как миленькая". Звонишь старому другу, которому давно не до тебя, – у него полно своих забот, понятное дело, – и получаешь нагоняй: как тебе не стыдно, не звонишь, обижаешь хорошего человека, который к тебе со всей душой. Или окучиваешь девушку, водишь в кафе и кино, наконец, получаешь приглашение на романтический ужин, являешься с цветами и лакомствами – и тебя припахивают менять прокладку в кране, чинить кухонный комбайн и вешать картину, а потом с кротким зевком и обворожительной улыбкой выставляют за дверь. Или приходишь на первое свидание с парнем – и выслушиваешь длинный перечень своих обязанностей: чем милого угощать, как ублажать, и чтоб отращивала волосы подлиннее, а юбку носила покороче, и чтоб рассказывала, за какие совершенства ты его, милого такого, полюбила.
Collapse )
witch

Подлый мир

   В коридоре "гостинки", общем для восьми однокомнатных квартир, скандалит соседка.
   Забавная бабулька. Передвигается с двумя клюками, любит со страшным грохотом гулять по пожарной лестнице, что впритык к стене нашей кухни. Возвращаясь, непременно комкает и забивает под дверь, – так, что её потом не открыть, – наш вязаный кружевной половичок. А если ей случается ковылять мимо, когда я вхожу или выхожу, божий одуванчик, движимый высокой жаждой познания, норовит обозреть наше логово – аж подпрыгивает, и шея у него удлиняется вдвое.
   Сегодня она что-то не поделила с другой соседкой (судя по отдельным различимым выкрикам – опять-таки коврик у входной двери). Вопли всё громче и громче – и, наконец, я в кухне, через двойную дверь и прихожую, слышу речи Шехерезады Степанны целиком.
   – Выходи! – требует бабусик, украшая призыв экспрессивно-эротическими фиоритурами. – Я тебя убью! Выходи быстро, такая-сякая, я жду! Что, боишься, разэтакая? А я тебе ещё не всё сказала, так что выходи! Я тебе ещё голову не оторвала! Выходи немедленно!
   Она ещё долго возмущается, и дико ей, и горько, и обидно: почему вражина медлит подставлять голову? Ведь бабулечка вполне доступно изложила миру, чего хочет – так какого чёрта реальность волынит со сбычей мечт? Чё за бардак в мироздании, я спрашиваю?!
   Нет, я не о том, что надо жить дружно. Кому надо, а кому и нет. И не о глупости. В данном случае неважно, глупа соседушка или умна – восприятие ближнего как объекта не зависит от уровня интеллекта и образования. Вот, дабы охватить диапазон, к "донному" примеру – пример из "сливок общества".
   Был когда-то на филфаке Киевского университета хитрый экспериментальный отдел логики и психологии. Там учили и филологии, и психологии, и анатомии, и философии, и много чему ещё. Дама, блестяще окончившая этот самый отдел (то есть, профессиональный психолог с двойным верхним образованием), со слезой в голосе рассказывает о бедах своей подруги и сокурсницы (стало быть, тоже психолога и проч.). Муж, мол, её совсем измучил. Тунеядец, картёжник, пьяница, тридцать лет "ищет себя", сидит у бедняжки на шее, да ещё и помыкает. Недавно бедняжка затеяла ремонт, поручила мужу купить то да сё, дала деньги, он их пропил, прогулял, заявился через неделю, а в ответ на упрёки жены устроил скандал – я мужчина, что хочу, то и делаю, не тебе, дуре-бабе, мне указывать. Нет, каков подлец!
   – Но ведь он тридцать лет так себя ведёт, – говорю. – Бедняжка давным-давно знает, что он подлец. Знает его мотивы, цели и ценности. Чего она ожидала, давая ему деньги? Что он вдруг исправится и станет утолять её желания, а не свои? С какой радости?
   Да, конечно, я знаю, трюизм: другой человек – другой, он действует, исходя из своих мотивов, а не твоих, в соответствии со своей логикой поведения, а не твоей, так, как хочется ему, а не тебе. Мне самой неловко напоминать взрослому, умному, вроде бы знающему больше меня человеку эту до оскомины банальную, тривиальную, самоочевидную истину – дама будет права, если посмеётся надо мною, яйцом, вздумавшим учить курицу... Ага, щаззз. Цунами благородного негодования уносит даму на сотни километров от темы, сметая всё на пути:
    – Ну, раз ты на его стороне, значит, ты такая же дрянь, как он, нам больше не о чем говорить, я ухожу.
   Воистину, человек – мера всех вещей. И этот человек – Я. Прочие вещи обязаны соответствовать. Почему ж они, гады, своевольничают? Подлый, подлый, подлый мир...
witch

Чепуховый обзор. Взлёт



Тема, правила и условия новой игры в Чепуху здесь

Перечень рассказов и отзывов со ссылками здесь


Максим Далин
Гетто
В Живом Журнале
На Самиздате


   По мне, единственно адекватным откликом на "Гетто" был бы абсолют пустого листа.
   Говорят, в некоторых дальневосточных школах ученику при переходе на очередную ступень посвящения глава школы не только выдавал свиток с наставлениями в секретных техниках или диплом, удостоверяющий достижения ученика, но и писал стихи, каждому – свои, сообразно с его натурой и путём. Лучший из лучших вместе с дипломом мастера и лицензией на полную передачу школы получал чистый лист.
   Есть знания, которые невозможно сформулировать словами – и, следовательно, прочесть в учебнике. Есть умения, которые невозможно освоить по самоучителю. Есть мастерство, которое можно только передать лично, из духа-разума – в дух-разум и телом – телу, в непредставимо близкой для европейца связи учителя с учеником. Потому что это мастерство требует не так сведений и навыков, как, в первую очередь, преображения. И начинается это преображение с освобождения от своего обыденного Я. С выхода. Увидеть дверь и выйти самостоятельно способны единицы. Большинству необходим указующий палец учителя. Разумеется, учеником может стать лишь тот, кто догадается перевести взгляд с пальца туда, куда он указывает.
   Речь идёт не только о школах пути или боевых искусств. Точно так же в дальневосточных культурах обучают музыке, живописи, танцу, поэзии.
   Может быть, поэтому сегодня в Китае, Японии, Корее живут, как свои, кинематограф и европейский балет, симфонические оркестры и рок-группы, а для европейско-американской культуры китайский танец, музыка гагаку, театры Но и Кабуки остались непостижимой экзотикой.
   Как свидетельствует практика образования высших классов в Российской империи, практически любому дееспособному человеку по силам владеть несколькими языками (по минимуму – французским, немецким, латынью и греческим), уметь плавать, ездить верхом, фехтовать, танцевать, играть на фортепиано, петь, рисовать и слагать стихи. Ничего запредельно сложного. Азами владели все. И девица, рисующая милый сердцу пейзаж или разучивающая модную арию, и молодой человек, пишущий мадригал в альбом, понимали, что остаются по эту сторону двери, более того – даже не знают, где дверь, а их экзерсисы имеют такое же отношение к искусству, как утренняя зарядка – к боевой медитации тай-цзи цюань и котильон – к танцу Шивы.
   Да и не нужно каждому быть дверью меж мирами, мембраной в телефоне Вселенной. Только некоторым. Их сотни, от силы тысячи. Но тех, кто мог бы стать учителем – единицы, от силы десятки, и они, как правило, чел не берут – нет времени, пишут. Вот если бы учебник...
   Такой учебник должен быть перформативом. Перформатив – магический языковой знак, означающий сам себя. Высказывание, само по себе являющееся поступком, о котором оно сообщает. Говоря: "Привет", мы приветствуем. Произнося: "Клянусь", даём клятву. Книга-учитель, выталкивающая ученика в писатели, должна рассказывать о чуде преображения, показывать, как оно происходит, и сама быть чудом преображения. Наконец, она должна отбирать среди читателей потенциальных учеников и вовлекать их в процесс преображения.
   Понятно, что таких книг не бывает и быть не может, потому что не может быть никогда. Но, тем не менее, вот она. Рассказ Максима Далина "Гетто".
   Что, кто-то ждал, что я буду разбирать достоинства и недостатки рассказа? Вам явлено чудо – весомое, грубое, зримое, как гаечный ключ. Нормальный такой рабочий инструмент, уже далеко не новый, но и без ржавчины – в порядке. Если вас смущают следы масла на нём – этот инструмент и это мастерство не для вас. Вы полагаете важным, гладки ли филёнки и ровно ли положен лак на открытой двери? Но вам её открыли, и за нею – беспредельный мир и бесконечный путь. Не смотрите на палец – смотрите, куда он указывает. Вам осталось навести себя на резкость, разглядеть – и идти.

witch

Эльфийская меткость в измерениях

  Фэнтезийный трюизм: эльфийские лучники никогда не промахиваются. Почему? Самая убедительная версия – эльф управляет стрелой на всём протяжении её полёта. То есть, ушастику и целиться не надо, и никакой он не гениально меткий стрелок, а просто грамотный оператор. Вроде авиамоделиста: тот ведь тоже не целится своим самолётиком, а умело ведёт его, куда хочет.
Collapse )