Tags: Далин

witch

Виновато зеркало

    Ундертон. Сократили.
    Фосфорическая женщина. Почему?
    Ундертон. Губы, говорят, красила.
    Фосфорическая женщина. Кому?
    Ундертон. Себе.
    Фосфорическая женщина. Так какое ж им дело?

            В. Маяковский. Баня



    Роскомнадзор уничтожил сборник Далина «Зловещая долина». К счастью, уничтожил только на сайте Author today: пишущие собратья теперь рассовывают тексты по съёмным дискам, по разным сайтам, по облачным хранилищам, по электронным почтовым ящикам — рукописи действительно не горят, не дождётесь. Уничтожил, разумеется, с подачи доброжелателя. Не носится же Роскомнадзор по литературным сайтам, читая всё подряд на предмет выявления неблагонадёжных. Зачем? Для этого есть благонамеренные обыватели, уважаемые граждане, кои бдят неусыпно. Истинно не смыкая глаз: помнится, когда Далин поздней ночью выложил на Самиздат вторую часть «Лестницы из терновника», первую оценку — «не читать» — поставили тексту немедленно, минуты не прошло.
    Но кол в оценках — конечно, мелко. Куда приятнее вообще истребить.
Collapse )
witch

Приглашение всем

    Готовится к изданию книга, созданная союзом писателя и художника: сборник Максима Далина с иллюстрациями Анны Тютякиной.
    Подробнее о книге можно узнать здесь:
     https://www.facebook.com/izdjungley/
    И здесь:
     https://m.vk.com/public168136089
witch

Об уроках литературы, классике и прочих ненавистных народу вещах

М. Далин и немножко я

...Чистоту, простоту мы у древних берём,
Саги, сказки из прошлого тащим,
Потому что добро остаётся добром
В прошлом, будущем и настоящем...

В. Высоцкий


    А молодёжь то и дело наивно спрашивает: а на фига читать, вообще-то?
    Книжки, говорит, штука скучная, особенно если без картинок и не про сиськи. Читать – медленно. Половина слов чёрт знает что и значит – это что ж, в словарь лазай поминутно? Никакого кайфа. То ли дело – фильм, комикс, компьютерная игра: там сразу по нервам – шарррах! Эмоции!
    Ведь главное – эмоции, нет?
    Ох. Как один ненавидимый школярами милый человек написал, вот злонравия достойные плоды.
    Тема необъятно глобальна. Но в самых общих чертах, просто чтобы было ясно, о чём у нас дальше пойдёт разговор.
    Эмоции – штука неплохая, но человек – мыслящее существо, а мыслит он словами. Мысль, не сформулированная вербально – расплывчата, невнятна, тень или блик мысли, а не мысль. Визуальное мышление годится в некоторых сферах деятельности, но вербальное необходимо во всех: отточенность, чёткость, определённость мысли придаёт словесная форма.
    Формулировка. Что нельзя сформулировать – о том нельзя и подумать.
    И технические тексты важны, и научные, но художественный текст – статья совсем особая. Он порождает и множит смыслы, раскрывая человеческий разум. Он выводит личность за пределы её обыденного бытия, раздвигает её восприятие, формирует понятия и позволяет наблюдать сложнейшие взаимосвязи между ними. Литературный текст – одновременно телескоп, микроскоп и зеркало, он позволяет взглянуть со стороны на себя и личности, и обществу, он позволяет заглянуть в скрытые глубины чужой души и примерить иное мышление, он позволяет рассмотреть те незаметные глазу нити мотивов, которые управляют судьбами и людей, и целых государств.
    Расхожее выражение «Книга – товарищ и собеседник» – не пустые слова: литературное произведение впрямь вступает с читателем в такой непосредственный контакт, в такой глубоко личный диалог, на какой не способно никакое другое произведение искусства. Бесценный диалог – без него не возможно ни самопознание, ни полноценное мышление. Дорога к осознанию себя, мира и своего места в нём. Видение сути. Способность к диалогу, пониманию и сопереживанию.
    А из этого при чтении конкретно русской классики естественно вытекает и осознание своего места в жизни и в истории, и ощущение культурной общности. А этичность классической (и любой истинной) литературы, формирование этических ориентиров у читателя – прямое следствие сосредоточенности художественного текста на персонаже. Герой – фокус художественного текста, он всегда – субъект, единственный (даже если «типичный»), самоценный, и один из необходимых и неизменных смыслов любого художественного текста – самоценность любого Другого, его неотчуждаемое право существовать и быть другим. Основа любой жизнеспособной этики.
    Другими словами, литература делает человека человеком. Прочее – прилагается.
Collapse )
witch

Чепуховый обзор. Взлёт



Тема, правила и условия новой игры в Чепуху здесь

Перечень рассказов и отзывов со ссылками здесь


Максим Далин
Гетто
В Живом Журнале
На Самиздате


   По мне, единственно адекватным откликом на "Гетто" был бы абсолют пустого листа.
   Говорят, в некоторых дальневосточных школах ученику при переходе на очередную ступень посвящения глава школы не только выдавал свиток с наставлениями в секретных техниках или диплом, удостоверяющий достижения ученика, но и писал стихи, каждому – свои, сообразно с его натурой и путём. Лучший из лучших вместе с дипломом мастера и лицензией на полную передачу школы получал чистый лист.
   Есть знания, которые невозможно сформулировать словами – и, следовательно, прочесть в учебнике. Есть умения, которые невозможно освоить по самоучителю. Есть мастерство, которое можно только передать лично, из духа-разума – в дух-разум и телом – телу, в непредставимо близкой для европейца связи учителя с учеником. Потому что это мастерство требует не так сведений и навыков, как, в первую очередь, преображения. И начинается это преображение с освобождения от своего обыденного Я. С выхода. Увидеть дверь и выйти самостоятельно способны единицы. Большинству необходим указующий палец учителя. Разумеется, учеником может стать лишь тот, кто догадается перевести взгляд с пальца туда, куда он указывает.
   Речь идёт не только о школах пути или боевых искусств. Точно так же в дальневосточных культурах обучают музыке, живописи, танцу, поэзии.
   Может быть, поэтому сегодня в Китае, Японии, Корее живут, как свои, кинематограф и европейский балет, симфонические оркестры и рок-группы, а для европейско-американской культуры китайский танец, музыка гагаку, театры Но и Кабуки остались непостижимой экзотикой.
   Как свидетельствует практика образования высших классов в Российской империи, практически любому дееспособному человеку по силам владеть несколькими языками (по минимуму – французским, немецким, латынью и греческим), уметь плавать, ездить верхом, фехтовать, танцевать, играть на фортепиано, петь, рисовать и слагать стихи. Ничего запредельно сложного. Азами владели все. И девица, рисующая милый сердцу пейзаж или разучивающая модную арию, и молодой человек, пишущий мадригал в альбом, понимали, что остаются по эту сторону двери, более того – даже не знают, где дверь, а их экзерсисы имеют такое же отношение к искусству, как утренняя зарядка – к боевой медитации тай-цзи цюань и котильон – к танцу Шивы.
   Да и не нужно каждому быть дверью меж мирами, мембраной в телефоне Вселенной. Только некоторым. Их сотни, от силы тысячи. Но тех, кто мог бы стать учителем – единицы, от силы десятки, и они, как правило, чел не берут – нет времени, пишут. Вот если бы учебник...
   Такой учебник должен быть перформативом. Перформатив – магический языковой знак, означающий сам себя. Высказывание, само по себе являющееся поступком, о котором оно сообщает. Говоря: "Привет", мы приветствуем. Произнося: "Клянусь", даём клятву. Книга-учитель, выталкивающая ученика в писатели, должна рассказывать о чуде преображения, показывать, как оно происходит, и сама быть чудом преображения. Наконец, она должна отбирать среди читателей потенциальных учеников и вовлекать их в процесс преображения.
   Понятно, что таких книг не бывает и быть не может, потому что не может быть никогда. Но, тем не менее, вот она. Рассказ Максима Далина "Гетто".
   Что, кто-то ждал, что я буду разбирать достоинства и недостатки рассказа? Вам явлено чудо – весомое, грубое, зримое, как гаечный ключ. Нормальный такой рабочий инструмент, уже далеко не новый, но и без ржавчины – в порядке. Если вас смущают следы масла на нём – этот инструмент и это мастерство не для вас. Вы полагаете важным, гладки ли филёнки и ровно ли положен лак на открытой двери? Но вам её открыли, и за нею – беспредельный мир и бесконечный путь. Не смотрите на палец – смотрите, куда он указывает. Вам осталось навести себя на резкость, разглядеть – и идти.

witch

М. Далин. Записки Проныры

Благовествование от Проныры



Нет, это ни разу не анализ. Я, как Винни Пух, нарезаю сходящуюся спираль вокруг горшка с мёдом, внюхиваюсь в акациевый запах, слизываю с глазурованного края сладчайшую каплю, прикидываю глубину и объём – и валюсь объятием на круглый расписной бок, обессилев от восторга.

С появлением третьей, центральной, части ("Дочки-матери") "Записки Проныры", не утратив возможностей неограниченного роста и ветвления, обрели внутреннюю цельность и отчётливую структуру. Крест, солярный знак, пришедший из непредставимой древности, символ единства стихий и сторон, миров и времён и вообще всего сущего. "Мышиная дыра" и "Владыка Океана", лежащие ближе к центру, определяют ось земля-вода. Плотные стихии. Истории любви к созданиям, давно сосуществующим с человеком, глубоко чуждым и по определению враждебным ему. Отлетевшие дальше от истока "Абсолютные неприятности" и "Время любви" – ось воздух-огонь. Лёгкие стихии. Истории любви к протеям, созданиям неведомым, неопределённым и неопределимым.

Collapse )