Tags: Хохмы реальности

witch

Совпадение

    Сижу сегодня... то есть, уже вчера на кухне, штудирую очередной кусок крутого киберпанкового романа, вычитывать такой текст — одно удовольствие. Пять часов вечера, тихий уютный сумрак, светит маленькое бра над столом, тикают часы и несколькими этажами выше штриховым пунктиром, с краткими передышками, рычит перфоратор. Как бормашина в глубине головы. Приглушённо, назойливо и гипнозно, выталкивая сознание шататься на меже. Читаю, как женщина вечером входит в свою пустую квартиру, оборудованную системой «Неприступный дом», закрывает дверь, привычно бросает ключ-карту на полочку, и кто-то крепко берёт хозяйку сзади за локти, прижимая её руки к телу. И параллельно вижу сон. У меня так бывает, если не спать толком несколько суток: сны накапливаются, громоздятся, вываливаются в явь, стоит моргнуть — сеанс пошёл. Во сне я вхожу в незнакомую квартиру, из мрака прихожей — в полутьму комнаты. В ней нет дверей. Нет ничего, кроме четырёх ночных окон, рваных обоев, каких-то обломков по углам и далёкого жужжания перфоратора. Именно этот рык, вибрирующий в нервах, притащил меня сюда, его злой дрожью исчезла дверь, он держит меня в этом бессмысленном пыльном пространстве. В тексте героиня выясняет, что незваный гость, опасный и привлекательный, явился не убивать её, наоборот... хм... В тёмной комнате сна появляется, как всегда — где-то сзади и вверху, мой давний учитель. Мне кажется, это старуха. И не Homo. Она приходит в мои сны без малого сорок лет, но до сих пор не знаю её имени. И никогда её не видела. И сейчас не вижу, хотя не только брожу по комнате, но и смотрю на всё это извне (и читаю пылкую любовную сцену, и мимоходом думаю, что надо бы встряхнуться — встать и вымыть миску из-под фарша). Открой окно, неслышно говорит учитель. Но только найди настоящее. Оно здесь одно. Остальные — обманки. И у тебя одна попытка. Если угадаешь настоящее и откроешь, шум утихнет, и ты освободишься. Забавно, слово «настоящее» — это из текста, там гость, оказывается, ещё до прихода хозяйки загрузил в её буфет деликатесы — и теперь любовники пьют настоящий, не суррогатный кофе. Пока я в яви тяну ассоциативные нити между текстом и сном, пока, хихикая, жду, как моё подсознание объяснит мне конфуз мудрой старухи с перфоратором, — он-то реальный, фиг ты его из сна выключишь, — я во сне настраиваюсь чуйкой, под очередное взрёвывание перфоратора выбираю окно, нажимаю какую-то фиговину под подоконником и распахиваю обе створки золотому полдню. В тот же миг, словно от солнечного удара, шум утихает.
    Совсем.
witch

Мама и виртуальная реальность

    Моя мать и я больше доверяем собственным рукам, чем умной технике. Предел высоких технологий для мамы – швейная машинка «Зингер» одна тыща восемьсот девяносто восьмого года выпуска, для меня – иголка и крючок, две спицы – уже слишком сложно. Нет, конечно, меня можно было натаскать, как обезьянку, тыкать кнопки и крутить верньер ферментёра, чтобы вон та звёздочка не выходила из вон того кружочка – я крутила и ощущала себя повелителем стихий. И я научилась худо-бедно договариваться с компьютером – после того, как мне поклялись, что он не взорвётся, если я, не приведи господи, нажму не на ту клавишу, и показали волшебную команду «Управляю я». А мама освоила один электронный прибор – читалку. Частично. Умеет включить, открыть нужную книгу, закрыть и выключить. К компьютеру она соглашается подойти, только чтобы посмотреть фильм, полюбоваться фотографиями, сделанными сыном, и поработать «свежей головой» – вычитать, чего понаписывала дочь.
    Collapse )
witch

Как не попасть под самолёт

    Земля таки расширяется. Чем дальше, тем быстрее. Когда-то можно было слетать в Ленинград за 26 рублей. Сегодня билет до Санкт-Петербурга стоит от пяти до тринадцати тысяч гривен. Расстояния становятся непреодолимыми.

    Давно и тщетно копаюсь в своей жизни, ища глобальную ошибку. Должна быть именно одна и большая, а не серия мелких, потому что я аккуратна, осторожна и осмотрительна до трусости и всегда успешно избегала частых пустяшных проколов, возмещая их редкими, но грандиозными.
    Collapse )
witch

Игры компьютерных духов


    Прав, как всегда, был Максим Андреевич, сказавший, когда наши компьютеры, разделённые тысячами километров, издохли в унисон: «Компьютер – существо чувствительное, нежное, с характером. И связано с другими компьютерами в Сеть – так почему бы паре связанных компов и не синхронизироваться?» Ха, Сеть – это ещё ничего, представимо. Кабели там, электрический ток, радиоволны... Но, похоже, носители информации тайком от нас пробили окна непосредственно в ноосферу – и общаются через неё. Телепатически.
    Collapse )
witch

Дорожный прикол


    Поехали мы однажды в лес по грибы. Мама, я, брат и моя подруга. Далеко, куда обычно ездили машиной. А тогда добирались автобусом, потом в кузове попутного грузовика, потом пешком. И надо же было так повезти – набрали полные корзины, причём одна из них – с детскую ванночку. Натешась, выбрались мы на дорогу и поползли по пустынному шоссе, нагруженные, как ослики, морально готовясь топать ножками 8 км. И вдруг – о радость – нас нагоняет колонна армейских машин, крытые брезентом широкорылые грузовики и парочка джипов. Ехать они могут только в военную часть, она там одна, и только мимо нужной нам остановки автобуса. Автобус и возле части останавливается, но нам достаточно, чтобы нас подбросили до кольца, дальше не надо – мы же понимаем, что они не имеют права брать пассажиров. А до конечной остановки дорога идёт в такой глуши, что нарушение устава просто некому заметить. И мы это знаем, и они это знают, и знают, что мы знаем.
    Collapse )
witch

Кто играет в потеряшки?

Вероятно, у каждого случались подобные казусы: периодически исчезает из ящика, шкатулки, коробки, корзинки какая-нибудь мелочь. Недавно купленная запасная батарейка для часов (ну помню же, вот сюда клал!), кулон, что всегда лежит поверх прочих цацек, ластик, любимая ручка... Причём, что любопытно, частота потерь не зависит от упорядоченности пространства. Суёт ли человек что попало куда попало, порождая перманентный бедлам, и потом решительно не помнит, что куда сунул, или удобно держит очки в складке ковра меж тахтой и стеной, а табак в турецкой туфле и отлично ориентируется в системе, которая другим может показаться хаосом, или строит всё и всех под линеечку, и не дай Бог даже сдвинуть что-то на сантиметр – у всех что-нибудь, да пропадает. Или, бывает, уронишь монетку, спицу, иголку, звякнула – и с концами. Закатилась, наверное. 
Collapse )
witch

Всё чудесатее и чудесатее

Каждую новогоднюю ночь мне со всех сторон безапелляционно приказывают верить в чудо. И в любовь. И вообще во всё хорошее, ага. С придыханием, заламыванием рук и возведением очей горе, потому что верить – это высокодуховно. А знать, не знать, предполагать, строить гипотезы и проверять их наблюдениями и экспериментами, имеющими целью опровергнуть (а не подтвердить – это методологически неграмотно) версию, – фи.
Collapse )
witch

Где вы, Таисия Осиповна?

Нравится мне идея мультиверсума. Не то, чтобы я разбиралась в эвереттовой теории соотнесённых состояний или дойчевой теории квантовых вычислений, ни Боже мой. Просто – красиво. Эти растущие из точки "здесь и сейчас" два древа пространств и времён, с ветвями и склейками, – миры прошлого и миры будущего, – идеально соответствуют моим вкусам: структурированность, разнообразие, многовходность и многовыходность.

И ещё хороша гипотеза многомирия тем, что объясняет эти самые склейки миров.
Collapse )
witch

Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт

Когда-то, давным-давно, пять лет назад, в одной из оранжерей Киевского ботанического сада поселились тропические бабочки. Пили арбузный сок, плодились-размножались, порхали средь зарослей, обдирая крылья, иногда садились на млеющих посетителей.
Collapse )
witch

У меня все ходы записаны

   То есть пойми меня правильно, на самом деле я не верю в такие глупости. Но моя вера – не настолько важная вещь, чтобы полагаться на неё в столь серьёзных делах. Дурацкие суеверия куда надёжней.
Сэр Джуффин Халли.

   Не нравится мне от кого-то зависеть. Особенно в доступе к информации. Поэтому в три года пришлось научиться читать. Запертых книжных шкафов у нас, слава Богу, не было – открытые стеллажи, бери, что хочешь. Но свет на ночь выключали. В шесть я обзавелась пододеяльным фонариком. В восемь завела перечень книг, которые стоило бы, наверное, прочесть. Записывала все имена и названия, что мелькнули в разговорах или на страницах и чем-то отозвались внутри, под рёбрами: то, что Анчаров называл "тихим взрывом". С этим растущим списком и бродила по библиотекам и книжным магазинам. Как правило, безрезультатно.
Collapse )